Популярные записи:

Ревность парня 5 причин появления ревности и методы ее лечения у мужчин и женщин5 причин появления ревности…Глазурь шоколадная рецепты Глазурь из какао – последний штрих к портрету изысканного десертаСамая вкусная шоколадная глазурь для торта…Модные женские зонты Модные женские зонты 2017 года - новинки сезона с фотоМодные женские зонты 2017 года —…Где провести девичник Где провести девичник Роль организатора девичника перед свадьбой обычно выпадает лучшей подруге виновницы торжества, ведь…

Определение понятия любовь

Комментарий к семейному кодексу РФ: семейное законодательство

Комментарий к семейному кодексу РФ: семейное законодательство

Статья 1. Основные начала семейного законодательства

Комментарий к статье 1

1. Семейный кодекс открывается провозглашением государственного интереса в семейных отношениях и делах. Законодатель в этих целях избирает термин «под защитой государства». Эта формулировка не только определяет неизменный публичный интерес в этой сфере, но и устанавливает своего рода круг и «уровень» семейных отношений, на которые этот интерес может распространяться.

2. Основные начала семейного законодательства — это основополагающие идеи (базовые принципы), определяющие задачи и политику законодательного регулирования семейных отношений. Основные начала определяются Кодексом с учетом социальной значимости семьи и семейных отношений, а также нравственных ценностей, культурных традиций, необходимых условий благополучия граждан в социальном государстве.

Основные начала (как и принципы):

— определяют дальнейшее развитие семейного законодательства;

— способствуют верному толкованию норм семейного права;

— являются основой правильного применения семейных норм.

3. Принципы семейно-правового регулирования (п. 3 ст. 1) также непосредственно связаны с положениями Конституции РФ, определяющими основные права и свободы граждан, устанавливающими основы конституционного строя, гарантирующими государственную защиту и поддержку семьи, материнства, отцовства, детства.

Определяя цели семейно-правового регулирования, законодатель отдает приоритет укреплению семьи на основе таких человеческих ценностей, как взаимная любовь, уважение, взаимопомощь, ответственность перед семьей всех ее членов, и категорически утверждает недопустимость произвольного (не основанного на законе) вмешательства в дела семьи. Целью семейно-правового регулирования является также обеспечение членам семьи возможности активной защиты своих прав, полноценного правопользования.

4. К принципам семейного права относится и юридическое признание только брака, заключенного в органах записи актов гражданского состояния, которое соответствует таким целям семейно-правового регулирования, как укрепление семьи, ответственность перед семьей всех ее членов, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи. Заключение брака в установленном законом порядке имеет своим результатом возникновение у супругов не только обязанностей, но и прав, находящихся под защитой государства и дающих дополнительные социальные гарантии.

С юридических позиций с первого взгляда представляется небесспорным включение в законодательную материю в качестве основных начал морально-этических общечеловеческих «ориентиров» — построение семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи. Вместе с тем такие начала семейного законодательства играют существенную роль в создании особой «юридической атмосферы» семейного права, незримо участвуют практически во всех разделах Кодекса.

Включение в закон рассматриваемых положений, наверное, нельзя оценивать отрицательно, быть может, следует даже приветствовать. Но при этом надо давать себе отчет в том, что перевести на юридический язык такие понятия, как любовь и уважение (в семье), еще никогда не удавалось и вряд ли когда-нибудь удастся.

5. Основные начала и принципы семейного законодательства влияют и на другие отрасли права. Например, в жилищном праве РФ изменен такой подход к применению ст. 31 ЖК РФ, при котором дети собственника жилья признавались бывшими членами его семьи (если после развода родителей их постоянное место жительства определено с бывшим супругом собственника жилья) и, следовательно, утрачивали право пользования данным жильем. Согласно новому подходу ребенок в этих обстоятельствах сохраняет право пользования жильем его родителя. Очевидно, что такие изменения имеют в своей основе не только предусмотренные Конституцией РФ права ребенка, но и такой принцип семейного права, как «приоритет семейного воспитания детей, заботы об их воспитании и развитии, обеспечении приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи».

6. Завершающий пункт комментируемой статьи не только определяет общий высокий юридический статус всех семейных прав, но и формулирует конкретный запрет на ограничение вступления в брак по расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Присутствие этой конкретной нормы — запрета в статье, определяющей высокие основные начала и принципы всей отрасли, не случайно. В России исторически в течение многих столетий законами и религиозными постулатами запрещались браки между лицами определенной национальности или вероисповедания.

Российским подданным православного и римско-католического исповеданий брак с лицами иноверных исповеданий, а протестантского — брак с ламаитами и язычниками вовсе запрещается.

Свод законов гражданских

Российской империи, 1827 г.

Вместе с тем Кодекс допускает в качестве исключения определенные ограничения семейных прав. Такие ограничения могут устанавливаться только законом и в ряде случаев имеют своей целью предотвращение злоупотребления правом. Например, согласно ч. 3 п. 1 ст. 63 СК РФ «родители имеют преимущественное право на воспитание своих детей перед всеми иными лицами», но в п. 1 ст. 65 СК РФ содержится запрет на злоупотребление этим правом.

Статья 2. Отношения, регулируемые семейным законодательством

Комментарий к статье 2

1. Предмет семейного права определяет круг общественных отношений, которые регулируются нормами семейного законодательства. В упрощенном виде предмет — то, что регулируется данной отраслью.

Предмет семейно-правового регулирования — это особая область общественных отношений, складывающихся на основе брака, родства, усыновления, а также в результате возникновения предусмотренных семейным законодательством социальных связей, направленных на обеспечение прав и законных интересов граждан, лишенных в силу жизненных обстоятельств семейной поддержки (опека, попечительство, приемная семья, патронатная семья).

Семейные отношения — особые общественные связи, которые существенно отличаются от иных личных неимущественных и имущественных отношений, регулируемых гражданским правом. Семейные отношения образуют особый самостоятельный предмет правового регулирования.

2. Регулируемые семейным правом отношения (предмет) традиционно подразделяются на:

а) личные неимущественные отношения (отношения по поводу заключения и расторжения брака, выбора фамилии, воспитания детей и др.);

б) имущественные отношения (отношения между супругами по поводу общего и раздельного имущества, алиментные обязательства и др.).

Семейно-правовое регулирование личных неимущественных отношений ограничивается установлением условий и порядка юридического оформления данных отношений и определением самых общих социально значимых характеристик должного поведения участников данных отношений. Семейное законодательство РФ максимально освобождает граждан от какого-либо вмешательства в глубоко личные, интимные стороны брачно-семейных отношений.

3. Все отношения (и личные, и имущественные), составляющие предмет семейного права, называют отношениями семейными, отношениями в семье. Понятие «семья» является базисным в семейном праве, часто встречается в СК РФ, используется и в других отраслях российского законодательства. Однако определение данного понятия законодательно не закреплено.

В теории семейного права наиболее признанным является определение: семья — это круг лиц, объединенных взаимными личными неимущественными и имущественными правами и обязанностями, возникающими из брака, родства и принятия детей на воспитание в предусмотренных законом формах (опека, попечительство, усыновление, приемная семья и т.д.). Иные определения семьи в той или иной степени оперируют одними понятиями.

«Общность совместно проживающих лиц, объединенных правами и обязанностями, предусмотренными семейным законодательством».

«Определенная совокупность (общность, группа) людей, по общему правилу родственников, основанная на браке, родстве и свойстве, совместном проживании и ведении общего хозяйства, образующая естественную среду для благополучия ее членов, воспитания детей, взаимопомощи, продолжения рода».

4. В Российской Федерации семья не является субъектом семейного права. Субъектами семейного права являются только члены семьи. В семейном праве РФ к членам семьи относятся только граждане, прямо перечисленные в Семейном кодексе, — супруги, родители, дети, родные братья и сестры, бабушки, дедушки, внуки, приемные родители, фактические воспитатели и фактические воспитанники.

В соответствии с нормами семейного и жилищного законодательства братья могут быть признаны членами семьи, если они проживают совместно и ведут общее хозяйство. Согласно п. 4 ст. 1 СК РФ права граждан в семье могут быть ограничены только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других членов семьи и иных граждан. Установлено, что П. — родные братья, проживают совместно и ведут общее хозяйство, и в силу этого признаются членами семьи (Обзор судебной практики ВС РФ за первый квартал 1998 г.).

5. За «пределами» семейного права законодатель определяет семью иначе и причисляет к членам семьи и субъектов на иных основаниях, нежели это определено в Семейном кодексе.

Федеральный закон от 24 октября 1997 г. N 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации»: «Семья — лица, связанные родством и (или) свойством, совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство».

ЖК РФ к членам семьи могут быть отнесены граждане, вселенные нанимателем или собственником жилья в качестве членов семьи и ведущие с ним общее хозяйство (это могут быть, например, бывший супруг или дальние родственники).

Рассматриваемое понятие семьи — это как раз тот случай, когда законодатель, отказываясь от определения этого понятия, проявляет известную дальновидность и взвешенность. Поскольку суть этого многогранного и глубокого, по сути, неправового явления только обеднеет даже от законодательного определения.

. Выявление в процессе абстрактного толкования нормативного содержания понятия «семья», наполняемого, в зависимости от целей правового регулирования, различным юридическим содержанием, потребовало бы согласования федеральных законов в части, содержащей разные основания для установления круга лиц, составляющих семью. Что, поскольку это требует создания новой нормы, является исключительной компетенцией законодателя (Определение КС РФ от 05.07.2001 N 135-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Костромской областной Думы о толковании понятия «семья», содержащегося в статье 38 (часть 1) Конституции Российской Федерации»).

6. Семейные отношения, урегулированные семейным законодательством в соответствии с современной отечественной теорией права, являются семейными правоотношениями. В литературе выделяются следующие основные признаки семейных правоотношений:

а) субъектами выступают только граждане;

б) по общему правилу носят длящийся характер;

в) являются лично-доверительными.

7. Не может не обратить внимание значительное число процессуальных правил, предусмотренных Семейным кодексом. Судопроизводство не входит в предмет семейного регулирования. Присутствие же в Кодексе процедурных норм опять-таки связано с семьей и семейными отношениями — предметом семейного права. Специфика семейных отношений требует специальных правил разрешения семейных споров. Гражданское процессуальное законодательство, преимущественно «настроенное» на рассмотрение имущественных и административных споров, по сути, дополняется специальными процедурами, «размещенными» в материально-правовом Семейном кодексе.

Семейное право, как известно, относится к числу материальных. Соответственно Семейный кодекс Российской Федерации. считается преимущественно материально-правовым нормативным актом. Однако традиционно в Семейный кодекс включены и разнообразные процессуальные правила разбирательства семейных дел, причем по сравнению с прежним семейным законодательством их объем увеличился.

Процессуальные нормы в Семейном кодексе, как и прежде, не составляют специального раздела, а содержатся практически во всех главах этого Кодекса и рассчитаны на применение при разбирательстве конкретных категорий семейных дел.

8. Семейное право, как и любая иная отрасль, определяется таковой не только предметом, но и методом семейно-правового регулирования. Метод семейного права — совокупность юридических способов и средств регулирования семейных отношений, другими словами — как регулируются отношения брака и семьи.

Метод семейного права по содержанию воздействия на отношения является дозволительным, а по форме предписаний — императивным. Сочетание этих двух начал и выражает его своеобразие. Вследствие этого семейно-правовой метод может быть обозначен как дозволительно-императивный.

По переписи 2002 г. все население России — 147 млн. человек, в том числе: мужчины (16 — 59 лет) — 44,8 млн.; женщины (16 — 54 года) — 44,1 млн. Состоят в браке 67,9 млн. человек, из них: мужчины — 33,9 млн., женщины — 34 млн.

Из населения в возрасте 16 лет и более никогда не состояли в браке: мужчины — 13,6 млн.; женщины — 11,3 млн. (итоги Всероссийской переписи населения 2002 г.).

Статья 3. Семейное законодательство и иные акты, содержащие нормы семейного права

Комментарий к статье 3

1. Комментируемая статья определяет источники семейного права.

Источники права — это формы выражения правовых норм.

Источники семейного права — это законодательство и иные правовые акты, содержащие нормы семейного права. Семейное законодательство (в широком смысле) — это вся система признанных государством источников, содержащих нормы семейного права, действующих в Российской Федерации.

2. Семейное законодательство, в отличие от законодательства гражданского, включает не только федеральные законы, но и законы субъектов Российской Федерации. В соответствии со ст. 72 Конституции РФ семейное законодательство отнесено к совместному ведению РФ и субъектов РФ (тогда как гражданское законодательство находится в исключительном ведении РФ).

Кроме законов и подзаконных актов к источникам семейного права также относятся общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ.

3. Компетенция субъектов РФ по регулированию семейных отношений распространяется на две группы вопросов.

Первая — это вопросы, отнесенные непосредственно СК РФ к ведению субъектов РФ, в частности:

а) порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения возраста 16 лет (ч. 2 п. 2 ст. 13);

б) вопрос о возможности присоединения к своей фамилии фамилии другого супруга (п. 1 ст. 32);

в) вопросы организации и деятельности органов исполнительной власти субъекта РФ по осуществлению опеки и попечительства над детьми, оставшимися без попечения родителей (п. 2 ст. 121);

г) порядок и размер ежемесячно выплачиваемых опекуну (попечителю) на содержание ребенка денежных средств (ч. 2 п. 5 ст. 150) и др.

Вторая — это вопросы семейных отношений, непосредственно СК РФ не урегулированные, например принятие мер, направленных на обеспечение участникам семейных отношений беспрепятственного правопользования.

Законы субъектов РФ не должны противоречить СК РФ. При наличии противоречий между законом субъекта и федеральным законом применяется федеральный закон (Постановление Пленума ВС РФ от 31.10.1995 N 8 «О некоторых вопросах применения Конституции РФ при осуществлении правосудия»).

4. Система семейного права (как и права гражданского) соответствует структуре Кодекса и включает в себя Общую и Специальные части.

Статья 4. Применение к семейным отношениям гражданского законодательства

Комментарий к статье 4

Комментируемая статья содержит общее правило применения гражданского законодательства к семейным отношениям. Следует иметь в виду, что кроме этого общего правила Семейный кодекс содержит значительное число норм (ст. 9, 30, 100, 145 и др.), прямо отсылающих к Гражданскому кодексу РФ.

Новый Кодекс допускает практически неограниченное применение гражданского законодательства к семейным отношениям, когда оно не противоречит их существу. Основанием для такого применения является отсутствие норм семейного законодательства, регулирующих отношения между членами семьи, и наличие норм гражданского законодательства, регулирующих данные отношения.

Статья 5. Применение семейного законодательства и гражданского законодательства к семейным отношениям по аналогии

Комментарий к статье 5

1. Комментируемая статья также носит гражданско-правовой характер. Под аналогией закона принято понимать решение дела или отдельного юридического вопроса на основании закона, регулирующего сходные отношения. Другими словами, применение закона по аналогии возможно при отсутствии правовых норм, прямо регулирующих определенные отношения.

2. В случае отсутствия норм семейного и гражданского права, регулирующих сходные отношения, которые возможно было бы применить в определенной ситуации по аналогии закона, права и обязанности членов семьи могут быть определены по аналогии права, т.е. исходя из общих начал и принципов семейного или гражданского права, а также из принципов гуманности, разумности и справедливости.

Таким образом, аналогия права применяется только при невозможности прибегнуть к аналогии закона.

3. Принципиальное значение этой статьи заключается в том, что суд не вправе отказать в правосудии, сославшись на отсутствие конкретного законоположения, что, несомненно, способствует претворению в жизнь принципа судебной защиты членами семьи своих прав, закрепленного в ст. 1 СК РФ.

Аналогия права означает определение прав и обязанностей участников семейных отношений исходя из общих начал и смысла семейного законодательства. Семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений. Смысл семейного законодательства вряд ли можно определить одной фразой, он может быть обнаружен лишь в результате анализа всех семейно-правовых норм.

Статья 6. Семейное законодательство и нормы международного права

Комментарий к статье 6

Судам при осуществлении правосудия надлежит исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права, закрепленные в международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах), и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации составной частью ее правовой системы. Этой же конституционной нормой определено, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (Постановление Пленума ВС РФ от 31.10.1995 N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»).

Источник:
Комментарий к семейному кодексу РФ: семейное законодательство
Комментарий к семейному кодексу РФ: семейное законодательство Статья 1. Основные начала семейного законодательства Комментарий к статье 1 1. Семейный кодекс открывается провозглашением
http://www.mosuruslugi.ru/articles/259/

Определение логических понятий

1. Основные операции над понятиями.

Характеристика понятия и операций над понятиями

Обобщение и ограничение понятия.

Операция определения понятия.

Операция деления понятия.

Отношения между понятиями

Общие правила категорического силлогизма

1.Основные операции с понятиями

Характеристика понятия и операций над понятиями

Понятие — форма мышления, отражающая предметы в их общих существенных

Чтобы осмысленно оперировать понятиями, правильно их использовать в

решении теоретических и практических задач необходимо уметь выявлять две

основные логические характеристики: объем и содержание понятия.

Объем понятия — это совокупность (класс) предметов, которые мыслятся в

Содержание — совокупность признаков предмета (предметов), мыслимых в

Операции над понятиями — это такие логические действия, вследствие

которых создаются новые понятия

Обобщение и ограничение понятия

Обобщить понятие — значит перейти от понятия с меньшим объемом, но с

большим содержанием к понятию с большим объемом, но с меньшим содержанием.

Например, обобщая понятие «Студенты, изучающие логику» мы переходим к

Объем нового (общего) понятия шире исходного (единичного) понятия,

первое относится ко второму как индивид к виду. Вместе с тем содержание

понятия, образованного в результате обобщения уменьшилось, так как мы

исключили его индивидуальные признаки. Для образования какого-либо нового

понятия путем обобщения нужно уменьшить содержание исходного понятия, т.е.

исключить его видовые (индивидуальные) признаки.

Обобщение понятий не может быть безгранично. Наиболее общими являются

понятия с предельно широкими объемами — категории, например, «материя»,

«свойство», «движение» «любовь» и так далее.

Ограничение понятий представляет собой операцию, противоположную

операции обобщения. Ограничить понятие — значит перейти от понятия с

большим объемом, но с меньшим содержанием к понятию меньшим объемом, но с

Иначе говоря, чтобы ограничить понятие, нужно перейти от рода к виду:

увеличить его содержание путем прибавления видовых признаков. По аналогии

с предыдущим примером «Студенты—заочники».Например, ограничивая понятие

«студент», мы переходим к понятию «заочник», которое в свою очередь можем

ограничить, образовав понятие » заочник института ВСК». Пределом

ограничения понятия является единичное понятие, например, » заочник

института ВСК Шнейдер Борис Владимирович».Обобщение и ограничение не

следует смешивать с мысленным переходом от части к целому и выделением

части из целого, как, например час из суток.

Операция определения понятия

Часто возникает необходимость раскрыть содержание понятия, которое

употребляется в рассуждении. Так, чтобы правильно изучать

логику нужно знать содержание понятия » Понятие » (Понятие — форма

мышления, отражающая предметы в их общих существенных признаках).

Логическая операция, раскрывающая содержание понятия путем перечисления

входящих в него признаков называется определением понятия или дефиницией.

Как известно содержание понятия — это совокупность существенных признаков

Как дать определение (построить дефиницию)? Определение состоит в их

Указание главной части содержания понятия имеет вид подведения

определяемого под ближайшее родовое понятие. Указание побочной части

фиксирует те особенные (видообразующие) признаки, которые отличают

определяемое от всех, с которыми оно соподчинено родовому понятию. Поэтому

стандартная процедура определения называется определением через ближайший

род и видообразующие признаки. Такое построение дефиниции не является

единственно возможным, но оно встречается чаще всего. Также используется

генетическое определение понятия.

студент — лицо, прослушивающее курс лекций.

преподаватель — лицо, которое читает лекции.

Из приведенных определений ясно, например, что понятия “ студент ” и “

преподаватель ” находятся в отношении несовместимости: ведь человек не

может одновременно быть и тем, и другим постольку, поскольку ему бы

пришлось обладать взаимоисключающими признаками (самому себе читать и

слушать лекции). Конечно, в разные моменты времени, в разных ситуациях он

может быть студентом и преподавателем

Построение дефиниции должно подчиняться ряду правил.

1) Определение должно быть соразмерным.

Иначе говоря, следует перечислять только общие существенные признаки

предметов, мыслимых в определяемом. В противном случае определение будет

несоразмерным, что является логической ошибкой.

2) Определение должно быть четким и ясным.

В определениях не должно содержаться метафор, сравнений, неизвестных

понятий. Все это чревато непониманием или нарушением закона тождества,

поэтому в научно-философском, юридическом языке или в деловом общении

недопустимо. Например, «Логика это круто» или «Преподаватель — кладезь

Приведенные суждения будят воображение, они уместны в художественной

литературе, но в качестве строгих дефиниций недопустимы.

3) В определении не должно содержаться круга.

Это правило является частным случаем предыдущего: оно предостерегает

против определение неизвестного понятия через однородное ему или

производное от него, которое, естественно, тоже не может считаться

известным. Пример «Логика—закон о логических принципах».

Но тот, кто не знает значения понятия “ Логика ”, вряд ли знаком с

определением “логических”. Поэтому правильная дефиниция должна раскрывать

содержание искомого понятия, данное в независимых от определяемого

сравнительно простых терминах.

4) Определение по возможности не должно быть отрицательным.

То есть в определении понятия следует фиксировать наличие существенных

признаков мыслимых в нем предметов, а не их отсутствие. В противном случае

определение неинформативно. Например, суждение: “Реферат – не диссертация”

хотя и справедливо, однако практически ничего не говорит о реальном

Однако в некоторых случаях существенной может быть фиксация именно

отсутствия признака, например: ”Отчисленный — человек, не сдавший

Значение определения понятия играет важную роль в теоретической и

практической деятельности. Выражая в сжатом виде знания о предмете, оно

является существенным моментом в познании действительности.

Существуют операции, заменяющие определение (описание и

Описание состоит в том, чтобы полно и точно указать адресату

интересующие его признаки предмета, создать его наглядный образ.

Описание выходит за круг чисто логических операций, оно апеллирует

скорее к чувственному восприятию конкретного предмета. Описание не

объективно, оно имеет субъективную направленность, то есть строится с

учетом того, что нужно конкретному потребителю информации (тогда как

определение стремится к объективности, независимости от учета интересов

того или иного субъекта).

Характеристика — операция, заменяющая определение тогда, когда оно

невозможно или не требуется. Характеристика состоит в том, что

перечисляются отличительные признаки или параметры предмета, имеющие

значение для адресата. Характеристика, в отличие от описания, не направлена

на создание наглядного образа мыслимого предмета. Она может быть

использована тогда, когда этот образ вообще не существует.

Сейчас мы предложим вам не традиционное определение рекламы, а скорее

перечень ее важнейших черт, пишут известные специалисты по рекламе

Ч.Сэндидж, В.Фрайбургер и К.Ротцолл.

Она не претендует на беспристрастность.

Она обращается со своими специфическими призывами в рамках оплаченного

места или времени и при этом четко указывает личность заинтересованной

Она многофункциональна. Она может (и не перестает) стимулировать трату

денег или их накопление, цели высокие или низкие, что-то платное или

бесплатное и т.д., и т.п. от имени самых разных источников, для самых

разных аудиторий и по самым разным причинам.

4.Это феномен, способный принести потрясающий успех или

катастрофический провал и часто действующий в обстановке конечной

Характеристика, как и описание часто используются в рекламных

объявлениях. Какой из этих приемов выбрать — зависит от адресата рекламы.

Если вы хотите воздействовать, например, на детей — потенциальных

покупателей “марсов” и “сникерсов”, то целесообразно использовать описание

(“. и толстый, толстый слой шоколада!”). Если же вы ставите своей целью

убедить органы власти выдать лицензию на продажу этих же сладостей, то

следует дать их характеристику (перечень ингредиентов, срок годности и

Операция деления понятия

При изучении какого либо понятия встает задача раскрыть его объем, то

есть распределить предметы, которые мыслятся в понятии на отдельные группы.

Так, чтобы лучше понять что такое «сделка» (действие гражданина или

организации, направленное на установление, изменение или прекращение

гражданских прав и обязанностей). Следует разделить сделки на виды:

многосторонние, двусторонние и односторонние.

Логическая операция, раскрывающая объем родового понятия путем

перечисления соответствующих ему видовых понятий называется Делением.

Термин «деление понятия» описывает два взаимосвязанных процесса:

мысленное деление объема родового понятия на подклассы, а также соотнесение

родового и вводимых для описания образовавшихся подклассов видовых понятий.

Логическая операция, состоящая в ряде последовательных актов деления,

Деление и классификация — по сути однородные операции, различающиеся

лишь количественно (числом актов деления). Но если в случае деления понятия

акцент обычно делается на одном из параллельных процессов — на установлении

соотношения «родовое понятие — видовые понятия», то в случае классификации

— на втором, а именно на подразделении исходного класса на все более мелкие

подклассы (объемы видов и “видов видов”. ). Поэтому обычно говорят

«деление понятия», но “классификация предметов” (например, бабочек или

В структуре логического деления есть три элемента: делимое (родовое

понятие), члены деления (видовые понятия), основание деления.

Основание деления — признак (или совокупность признаков), по которому

В зависимости от характера основания логическое деление делится на

виды: дихотомическое и деление по видоизменению признака.

Деление понятия (классификация) должно подчиняться ряду правил.

1) Деление должно быть соразмерным.

Иначе говоря, объединение объемов членов деления должно давать объем

делимого понятия. Нарушение данного правила — несоразмерное деление

(некоторые члены не указываются).

Если нет возможности или необходимости перечислять все члены деления,

то процедура корректно «закрывается» выражениями типа “и так далее”, “и

тому подобное” и им подобным, а также троеточием.

2) Деление должно проводиться по одному основанию.

Нарушение этого правила будет состоять в том, что процесс деления ведут

по одному основанию, а продолжают,/заканчивают по другому, Например:

студенты делятся по успеваемости на успевающих и неуспевающих. По

национальному признаку — русские, евреи, узбеки. Но нельзя смешивать и

делить на успевающих, неуспевающих и узбеков (хотя связь может быть)

3) Члены деления должны исключать друг друга.

Иначе говоря, в результате деления должно получить несовместимые

(точнее, соподчиненные) понятия. Причиной нарушения этого правила бывает

4) В ходе классификации деление должно быть непрерывным.

Это значит, что в процессе деления исходного родового понятия следует

переходить к его ближайшим видовым, не пропуская (“не перескакивая”) их. В

противном случае возникает ошибка — “скачок в делении”. Типичный ее пример:

«Живые существа делятся на растения, млекопитающих животных и студентов

При операциях над классами понятий используются такие операции как

сложение, умножение и деление.

Сложение (объединение)- состоит в объединении двух или нескольких

классов в один класс, состоящий из элементов слагаемых классов. Например,

объединяя класс «пришедших на занятие студентов» — (А) и «не пришедших

на занятие студентов » — (не-А) получим класс «студентов» (В), включающее

и «пришедших на занятие студентов » и » не пришедших на занятие

Умножение (пересечение) — состоит в отыскивании элементов общим для двух

или нескольких классов (множеств). Так, в результате умножения множеств,

находящихся в понятиях «студент» (В) и «интеллектуал» (А), получаем новое

множество «студентов-интеллектуалов» (С).

Отрицание (дополнение к классу) — дополнение к классу А называется

класс НЕ-И, который при сложении с А образует универсальную область. Так

исключая множество заочников из универсального класса студентов, образуем

дополнение: множество студентов — «не заочников» (студентов дневного и

Отношения между понятиями

Отношения между понятиями определяются в зависимости от объемов и

изображаются в виде круговых схем (кругов Эйлера).

Если объемы двух понятий имеют общие элементы, понятия называются

совместимыми. В противном случае они несовместимы. К совместимым понятиям

относятся тождественные (их объемы полностью совпадают, см. рис. 1а),

подчиненные (объем одного из них — видового — является частью объема

другого — родового, рис. 1б), пересекающиеся (объемы этих понятий совпадают

лишь частично, рис. 1в).

Следовательно, графически это будет выглядеть так:

Все студенты, сдавшие реферат получают зачёт.

D-множество студентов сдавших реферат

F- множество студентов получивших зачёт

G- множество студентов списавших реферат из интернета

G – студенты дневного отделения

Е — студенты вечернего отделения

Здесь изображен типичный пример совместимых подчиненных понятий, где

объем понятия, видового (G) и (Е) — является частью объема другого —

родового (Н). А между собой эти понятия (G и Е) являются соподчиненными

К несовместимым понятиям (обозначены K и L) относятся соподчиненные

родовому понятию M (рис. а), противоположные (рис. б) и находящиеся в

отношении противоречия, противоречивые (рис. в).

Понятия “абсолютно честный” (P) и “абсолютно нечестный” (Q) —

противоположности (в спектре соподчиненных понятию “человек” (M) они

занимают крайние позиции). Т. е. остается некоторое множество, к которому

относится категория “не — абсолютно честный” или “не — абсолютно

Теперь хотелось бы остановиться на общих правилах

категорического силлогизма и проиллюстрировать их примерами.

1-е правило о 3-х терминах

сдача реферата(М)—условие получения зачёта(P)

студент (S) сдаёт реферат(М)

студент (S) получает зачёт (P)

То понятие, которое обще для обоих посылок, называется средним

термином, обозначается М. В данном примере это “сдача реферата”

Кроме среднего термина в большей посылке присутствует больший термин

(Р = ”получение зачёта” ), а в меньшей — меньший термин (S = ”студент”).

Стандартными элементами посылок и заключения является также кванторы и

Логическая форма силлогизма в нашем случае имеет вид:

Виды силлогизма, различающиеся положением среднего термина в посылках,

называются его фигурами.

Известно четыре фигуры простого категорического силлогизма.

По характеристике кванторов и связок — обе посылки общеутвердительные.

Виды фигур силлогизма, различающиеся по качеству — количеству своих посылок

и заключений, называются модусами.

В третьей фигуре есть модус, у которого посылки такого качества —

Правильность решения можно проверить с помощью круговых схем (кругов

сдача реферата(М)—условие получения зачёта(P)

студент (S) знает предмет (М1) (М)

студент (S) получает зачёт (P)

это пример ошибки учетверения терминов

2-е правило—средний термин должен быть распределён хотя бы в

одной из посылок

некоторые студенты(М-)—списавшие реферат люди(Р)

все мои друзья (S) —студенты(М)

все кто списал реферат—мои друзья

это ложный вывод

в круговых схемах;

Cсуществуют также правила посылок

1-одна из посылок должна быть утвердительным суждением

студенты (М) не изучают логику(Р)

моя жена (S) не студент(М)

моя жена (S)не изучает логику(P)

это ложный вывод

в круговых схемах;

2-е правило посылок-если одна посылка отрицательное суждение то

и заключение должно быть отрицательным

студент ,списавший реферат (М) не получает зачёт(Р)

студент Шнейдер (S) списал реферат(М)

студент Шнейдер (S) не получает зачёт(Р)

в круговых схемах;

3-е правило хотя бы одна изпосылок должна быть общим

некоторые студенты (S) дают взятки(М)

иногда взятки (М) бывают в валюте (Р)

в круговых схемах;

4-е правило—если одна из посылок—частное суждение,то и заключение

должно быть частным.

Все мои умозаключения (P+)суть правильны(М+)

Некоторые решения правительства (S-) -правильны М-)

Некоторые решения правительства совпадают с моими умозаключениями (P+)

Источник:
Определение логических понятий
1. Основные операции над понятиями. Характеристика понятия и операций над понятиями Обобщение и ограничение понятия. Операция определения понятия. Операция деления понятия. Отношения
http://www.2fj.ru/logika/opredelenie_logicheskix_ponyatij.php

Проблемы социальной философии

Любовь

Одним из фундаментальных свойств человеческого бытия, важнейшей составляющей человеческого духа является любовь.

Общепринятого определения любви нет и не может быть, так как она является глубинным экзистенциальным переживанием и не объясняется ни условиями человеческого существования, ни законами природы. Человек любит потому, что не может не любить, любит не за что-то (хотя порой человек и может перечислить достоинства своего избранника), а просто любит. Никогда не любившему человеку невозможно объяснить, что такое любовь.

Нравственная природа любви выявляется в ее устремленности не просто к существу другого пола, а к определенной, индивидуально неповторимой личности.

Сама человеческая жизнь начинается с материнской любви, созидающей не только защиту, здоровье ребенка, но и его способности и характер. Любовь оказывает огромное влияние на формирование личности, на ее самоутверждение.

Любящий человек живет в постоянной самоответственности, самоотверженности, самоотдаче. И из художественной литературы, и из истории, и из практики мы знаем, какой мощный творческий потенциал порождает любовь – от создания гениальных произведений, научных открытий до подвигов на войне и в экстремальных ситуациях.

Любящему человеку открывается особое видение жизни, любого явления и качеств любимого человека, бесконечных и непостижимых другими оснований для любви. Это делает любовь таинством. Как отмечает В.В. Зеньковский, случай расширения психического зрения со всей неотразимостью подлинного откровения выступает перед нами в материнской любви, со всей силой утверждающей ценность дорогого существа – ребенка – вопреки всем фактам. Смысл материнских переживаний сводится к утверждению идеальной ценности любимого существа,
к твердому, вечно живому чувству его индивидуальности, его незаменимости. В нем не дано содержания самой индивидуальности, в нем лишь утверждается, что в ребенке есть творческие силы, в нем есть, чему раскрыться. В.В. Зеньковский призывает и педагогов искать и находить
в детских душах задатки к добру, к положительной индивидуальности.

Нельзя не сказать несколько слов о психоаналитической трактовке феномена любви
3. Фрейдом. Он считал, что человеческая жизнь определяется двумя инстинктами: инстинктом чувственной любви и инстинктом смерти, Эросом и Танатосом. Эрос – основа человеческой психики. Не культура, не политика, не социальные институты, а половая энергия определяет развитие человека, более того, именно сексуальная любовь, по Фрейду, является базисом человеческой культуры, объединяя нации и народы в единое целое.

Н.А. Бердяев видел любовь в ином плане бытия, вне человеческого рода. В любви воля более высокая, чем человеческая – именно божественная воля соединяет любящих, предназначает их друг другу. Поэтому любовь космична и нужна для мировой гармонии. В книге “Смысл творчества” он развивает мысль о том, что эротическая энергия является вечным источником творчества, а эротика связана с красотой. Эрос означает поиски пути к прекрасному.

По В.С. Соловьеву, любовь является высшим проявлением нравственности. В работе “Смысл любви” он утверждает, что смысл человеческой любви в оправдании и спасении индивидуальности через жертву эгоизма. Эгоизм есть отрицание любви и индивидуальности, любовь же есть подлинное самопожертвование. Сама любовь может быть разных видов – от низшей (животной) любви до божественной. Смысл и назначение человека и человечества в том, чтобы встать на путь высшей, божественной любви. Человек, вставший на путь такой любви, вступил на путь “Богочеловека”. По сравнению с такой любовью все второстепенно, только истинная любовь “наполняет абсолютным содержанием нашу жизнь”.

Одно из самых больших и доступных человеку чудес – это непостижимое чудо явления другого, второго “я”, пишет С.Л. Франк. Это чудо осуществляется в феномене любви. Любовь, отмечает он, есть осознание подлинной реальности чужой души, ее бесконечной, неисчерпаемой бытийственной глубины. В самой своей сути, считает С.Л. Франк, любовь есть религиозное восприятие конкретного живого человека, видение в нем некоего божественного начала. Всякая истинная любовь, с точки зрения С.Л. Франка, есть религиозное чувство, и именно это чувство христианское сознание признает основой религии вообще. Любовь научает любящего воспринимать абсолютную ценность самой личности любимого. Через внешний, телесный
и душевный облик любимого мы проникаем к его глубинному существу – к тварному воплощению божественного начала в человеке.

У П.А. Флоренского любовь всегда связана с истиной (понимаемой в объективно-метафизическом смысле). Любовь всегда вхождение в Бога, процесс слияния всех любящих
с божественной сущностью. Это было выводом из христианского учения о любви.

Русская литература, поэзия и проза, постоянно обращалась к теме любви, пытаясь понять
и донести до людей ее философский и нравственный смысл. Достаточно вспомнить А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского, Ф.И. Тютчева, А.А. Ахматову, А.А. Блока и многих других. Вряд ли у кого-то из них мы найдем широко бытующий в современной иностранной литературе, да и в нашем теперешнем обиходе термин “заниматься любовью” (сравните: “заниматься совестью”, “заниматься честью” и т.п.).

Не противопоставляя отечественные философские и литературные исследования феномена любви традициям мировой и западноевропейской мысли, все же считаем вклад русской культуры в мировую сокровищницу познания любви весьма значительным и самобытным, а главное – человечным.

Источник:
Проблемы социальной философии
Проблемы социальной философии. ДИДАКТИЧЕСКИЙ ПЛАН Ценности. Определение понятия «ценность». Виды ценностей. Идеал. Ценности и оценка
http://libsib.ru/vvedenie-v-sotsialnuiu-filosofiiu/problemi-sotsialnoy-filosofii/liubov

Счастье, как фундаментальная философско-этическая категория

Счастье, как фундаментальная философско-этическая категория

«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастная семья несчастна по-своему». Этой уже ставшей крылатой фразой, как известно, начинается роман Л.Толстого «Анна Каренина». И это не случайно. Очевидно, этой мыслью великий романист своей гениальной интуицией «схватил» какое-то важное звено глубинного механизма функционирования загадочного понятия счастья. Загадочного потому, что с одной стороны по частоте употребления и вкладываемому смыслу это понятие относится к наиболее важным и значимым в жизни человека, а с другой – вроде бы очевидным, но в действительности остается предельно неопределенным и необъяснимым, трудно уловимым четким, логическим и непротиворечивым определением.

Фундаментальная значимость этого понятия для человечества вытекает, прежде всего, из его природы, как одного из указателей, одной из мотиваций поведения человека как личности и как члена сообщества. Следовательно, представление о счастье – это элемент управления поведением человека, в частности, и сообщества в целом. Т.е. счастье – это элемент власти. Ну а цена власти известна и результаты ее неограниченного применения тоже. По этим причинам представления о счастье имеют прямую связь с идеологией.

Примечательно, что в зависимости от выбора того или иного фактора за единственный или основной получали названия и разновидности этики: гедонизм (наслаждение), эвдемонизм (обладание всеми физическими и духовными благами), утилитаризм (практическая польза), эвтихия (счастливая ситуация, судьба) и т.д.

Эти факторы собирают и анализируют философы, социологи и психологи, классифицируют по значимости, по необходимой комплектности для конкретных условий. И снова эти классификации, и эти «наборы» счастья для каждой этической школы, для каждого течения, направления, конфессии, общественного строя, национальности, страны, возраста, пола, социального и профессионального положения, культуры, субкультуры, семейного положения, особенностей личности и т.д. и т.п. оказываются различными. Достаточно подробное освещение этого многообразия приведено в работе [4].

Положение осложняется еще и тем, что люди живут в сообществе, и одни члены сообщества заинтересованы в том, чтобы навязывать другим свои, или возможно нужные им идеалы и представления о счастье и, таким образом, манипулировать их поведением в своих корыстных целях. Т.е. по-прежнему с одной стороны представление о счастье – это важнейший инструмент, в значительной степени определяющий наше поведение, а с другой стороны, этот инструмент в достаточной степени неопределим и неуловим.

Как же обращаться с инструментом, о котором мы имеем весьма смутные представления? Метод проб и ошибок? Но научное сообщество это естественно не устраивает. И оно в лице философов, психологов, социологов, социобиологов и других исследователей не прекращает попытки решения проблемы. Впрочем, некоторые современные философские направления (постмодернизм и неопостмодернизм) то ли от чувства безнадежности, то ли от усталости пришли к выводу о принципиальной невозможности создания единой модели человеческого счастья, а, следовательно, и единой этики. По мнению их представителей, может существовать только множество этик. Опять каждому свое. Возможно, так оно и есть. Ведь этика грабителя и ограбленного диаметрально противоположны. Но попытки решения проблемы все равно продолжаются. Это верный признак, как нерешенности проблемы, так и ее важности.

Так в чем причина создавшейся ситуации? Причин очевидно много. Одна, вероятно, основная – это даже не многофакторность, а «бесконечнофакторность» проблемы. В этом бесконечном море информации о счастье пока не удается нащупать центральную идею, которая бы непротиворечиво объединяла вокруг себя все.

Вторая, возможно, в том, что в рамках этики, как философской науки с ее умозрительными методами исследований найти точное, однозначное универсальное определение понятия счастья в принципе невозможно, так же как и найти соответствующий единый путь к его достижению.

Скорее всего, по этим причинам в последнее время проблемой счастья занялись точные или более точные науки: социология, психология, социобиология, этология, политология, культурология и др. каждая со своими законами, понятиями и методами.

Информационное пространство проблемы счастья на сегодняшний день можно сравнить с горой хаотично нагроможденных лоскутков, из которых предстоит сшить одеяло с неизвестным рисунком, не указанного размера и непонятной формы

Поскольку человек, общество и условия их жизни представляют собой сложную систему, то вероятно в данном случае целесообразно применять системный подход, например, применить общую теорию систем, или более частные методы исследования.

Обнадеживающие результаты при решении этой проблемы можно получить с помощью теории замкнутой системы (ТЗС) [2, 3].

В соответствии с ТЗС человек, как сложный объект, с целью решения конкретной задачи может быть условно разделен на ряд составных частей: структурно-пространственного, функционального или комбинированного видов. Например, сердечно-сосудистую, дыхательную, пищеварительную, нервную, психическую и прочие системы, рассматриваемые как самостоятельные объекты исследования. У каждого из этих объектов существует своя пространственно-неопределенная среда, полностью характеризующая состояние и поведение объекта (в данном случае системы).

Для решения проблемы счастья целесообразно в качестве объекта исследования рассмотреть комбинированную функционально-структурную систему ценностных установок или просто систему ценностей (СЦ). В качестве среды необходимо рассматривать совокупность соответствующих внешних факторов, действующих на СЦ. В самом схематичном упрощенном виде СЦ может быть в самом общем случае определена как все желаемое, а среда СЦ – как все действительное из желаемого. При разнице между желаемым и действительным, т.е. наличии неудовлетворенности (дискомфорта), между ними будет протекать процесс взаимодействия, направленный на уменьшение разницы между СЦ и средой. При исчезновении разницы их состояний, т.е. совпадении желаемого и действительного (исполнении всех желаний) процесс взаимодействия прекращается. И это состояние равновесия будет соответствовать состоянию (ощущению) счастья.

В реальных задачах равновесие СЦ и среды вследствие некоторого неизбежного практического размыкания системы будет нарушено, поэтому снова возникнет разница их состояний, снова возникнет процесс взаимодействия, направленный на достижение нового равновесия. Далее циклы повторяются. Отсюда можно сделать следующие выводы:

1. Состояние счастья – это не состояние равновесия всего человека с его окружающей средой, а только одной из его систем (части системы управления — психо-эмоциональной сферы).

2. Состояние счастья может быть достигнуто как за счет изменения СЦ, так и ее среды.

3. Должен существовать реальный механизм изменения состояний СЦ и ее среды.

Возникает вопрос, что это за механизм? Из опыта мы знаем, что СЦ можно сформировать и изменить воспитанием, внушением, воздействием средств информации и, наконец, ее может изменить сама жизнь, т.е. жизненные ситуации вокруг человека (жизнь учит). Человек может целенаправленно или непроизвольно адаптироваться в той или иной форме к изменившейся среде. Несомненно, СЦ формируется также на базе генетической информации, так как многие желания у нас инстинктивные и внедрены в глубины подсознания. Таковы, например, любовь, наслаждения, страх и т.д. Человеку нельзя объяснить, что он должен испытывать наслаждение. Он просто сам чувствует (испытывает) это наслаждение.

Из того же опыта мы знаем, что поменять среду СЦ (действительное) можно активной жизненной позицией, практическими преобразующими действиями, например, изменяя условия жизни, свое окружение, местонахождение и т.д. Следовательно, кроме СЦ, структурно располагаемой очевидно в мозгу человека, в ЗС, определяющую состояние счастья, должна входить еще система обеспечения этого взаимодействия, а СЦ является только измерительной, указательной частью ЗС, баланс в которой определяет состояние счастья. Поэтому необходима корректировка исходного предположения в выборе исходного объекта и его среды. К СЦ нужно присоединить исполнительную систему, т.е. ту функциональную часть, которая меняет окружающую среду. Этот комплекс будет действительным исходным объектом ЗС.

Возникает также вопрос об источниках и движущих силах формирования СЦ. Почему она именно такая, а не другая? Каков механизм формирования ценностей? Где критерий их истинности или оптимальности? В чем их необходимость или избыточность? И что является в этом случае необходимостью?

Почему нецелесообразно у всех сотрудников какого-либо предприятия или компании воспитывать менталитет директора или президента? Очевидно, бессмысленно из членов всей нации или единоверцев воспитывать камикадзе или шахидов. Перечень подобных вопросов можно продолжать бесконечно. Очевидно одно, что СЦ не самоцель, а средство достижения других целей, элемент управления поведением человека. Куда же она его направляет?

Даже при поверхностном анализе самых распространенных естественных ценностей обращает на себя внимание, что значительная часть из них прямо или косвенно направлены на сохранение самого человека, семьи или окружающего общества (семья, любовь, здоровье, сексуальное наслаждение, потребность общения). Можно также проследить и более отдаленную связь некоторых ценностей и идеи сохранения. К таким можно отнести пользу, власть, богатство. Все остальные ценности можно также скоррелировать с идеей сохранения, но через общее расширение возможностей человека или их констатация (самовыражение, творчество, любимая работа и т.д.). Отсюда можно сделать вполне очевидный вывод: все ценности прямо или косвенно направляют нас к цели сохранения отдельной особи, вида или общества в целом.

Приведенные рассуждения в равной степени могут быть распространены и на другие системы и подсистемы человека, включая физиологическую и психическую системы. В этом случае состояние равновесия будет соответствовать состоянию физиологического и психического здоровья. Отсюда очевидные практические выводы: чтобы быть здоровым нужно оставлять неизменной ту среду обитания (или имитировать ее), в которой сформировался человек. И снова в итоге ряд очевидных и общеизвестных рецептов: движение, питание, свежий воздух, избежание чрезмерных стрессов и т.д. [3, см. п. 2.8].

Предложенный механизм взаимодействия объекта и среды можно распространить и на всего человека в целом. Получится, что их равновесие в определенном и допустимом диапазоне – это и есть наша с вами жизнь. Как казалось бы все просто и логично! Но до практики из этой простоты, как до далекой галактики: нужно знать наше истинное состояние, а оно создавалось многими миллионами лет эволюции, в которой очень много белых пятен. Да так сегодня еще даже и вопрос не ставится. Но с помощью ТЗС уже сейчас может быть вскрыта сущность ряда фундаментальных человеческих понятий.

Поскольку ТЗС применима к любым системам (любой природы), для иллюстрации приведенной модели взаимодействия можно провести аналогию описанного механизма взаимодействия с работой следящей системы, хорошо известной из теории автоматического управления.

Приведем функционально-структурную схему модели взаимодействия, разработанную на базе использования представлений и терминологии теории автоматического управления (см. рис.).

Рассмотрим принцип работы приведенных схем на примере одного показателя системы ценностей – величины дохода.

Допустим у вас выработана психологическая установка на получение дохода не менее 30 тыс.руб. (СЦ). Но фактически в данный момент вы зарабатываете всего 10 тыс.руб. (ФС). Вы испытываете чувство дискомфорта пропорционально этой разнице. Сигналы а1 и а2, также пропорциональные этим величинам, поступают в блок сравнения (БС), откуда сигнал рассогласования а12 поступает к исполнительному элементу (ИЭ). Вы получили стимул к действию также пропорциональный величине дискомфорта. В соответствии со схемой 1 вы начинаете действовать (Х1). Например, увеличиваете продолжительность рабочего дня, улучшаете организацию работ, техническое оснащение и т.д. В результате ваших усилий ваш доход увеличивается до 30 тыс.руб. (ФС). В результате ваши возможности сравнялись с вашими потребностями, поэтому а1 = а2 и а12 = 0. У вас исчезает стимул к увеличению дохода (Х=0). Вы испытываете чувство удовлетворения (в пределе – счастье).


Рис.

1) – режим изменения ФС; 2) – режим корректировки СЦ; 3) – режим одновременного изменения ФС и корректировки СЦ ; 4) – режим воздействия (флуктации) внешней среды на систему ценностей.

СЦ – система ценностей (желаемое) – объект управления в схеме 2, задатчик сигнала в схеме 1; ФС – факторы среды (действительное) – объект управления в схеме 1, задатчик сигнала в схеме 2; БС – блок сравнения сигналов; ИЭ – исполнительный элемент; ДИЭ – дифференциальный исполнительный элемент; R1, R2 – сопротивления в цепи корректировок СЦ и ФС; ВВ – внешнее воздействие на факторы среды; ВВ1 – внешнее воздействие на систему ценностей; а1 – заданный сигнал; а2 – сигнал состояния объекта управления; а12 – сигнал рассогласования; а1(2), а2(1) – комбинированные сигналы (заданные и состояния объекта); Х1,2 – реакция исполнительного механизма; Х3 – влияние внешнего воздействия.

Но может так получиться, что все ваши усилия не приводят к желаемому результату (ФС = const). В этом случае события развиваются по схеме 2. Со временем вы начинаете переоценивать ценности и понижаете (Х2) планку своих потребностей, т.е. адаптируетесь к действительности (ФС). Адаптация (Х2) продолжается до момента выравнивания СЦ и ФС. Вы решаете, что все не так уж и плохо, успокаиваетесь и также ощущаете определенное удовлетворение.

Возможен также вариант одновременного встречного изменения СЦ и ФС (см рис., схема 3). Величина изменений пропорциональна возможной «легкости» изменения СЦ или ФС. Изменения (действия Х1 и Х2) обратно пропорциональны некоторым своеобразным сопротивлениям R1 и R2. Соотношение потоков Х1 и Х2 устанавливается ДИЭ. И снова в итоге выравнивание и состояние удовлетворения. Вследствие постоянно изменяющегося внешнего воздействия ВВ снова возникает рассогласование, соответствующие действия и снова выравнивание. Система будет непрерывно следить за изменяющимися ВВ. Это и есть своеобразная естественная следящая автоматическая система управления поведением человека.

Следует отметить, что, как правило, за фактор счастья среды обитания принимается последнее, недостающее до баланса удовлетворения звено ФС.

Об остальных слагаемых ФС обычно забывают. Это как бы последний бублик, который нужно было съесть сразу и насытиться. Но стоит по какой-либо причине потерять другую важную ценность (например, тяжело заболеть), сразу происходит переоценка ценностей и начинается сравнение другой СЦ и других ФС.

Важен также вопрос источника СЦ. Проиллюстрируем это на примере того же показателя СЦ – дохода.

Допустим, существует множество людей с различной СЦ – от 2 тыс. руб. до 200 000 тыс. руб. Представители начала ряда, сверхбедные, опустившиеся бомжи, у которых одно желание – поесть и напиться. В итоге болезни, плохое питание, отсутствие всякой культуры, антисанитария и т.д. В результате естественного отбора эта категория множества вымирает вместе с ее СЦ (ВВ1 схемы 4). Представители другого конца ряда, имеющие сверхвысокие доходы, имеют избыточные материальные возможности. Целью их жизни становятся эксцентричные развлечения, извращенные формы досуга, в общем, образ жизни несовместимый со здоровым образом жизни и продолжением рода: алкоголь, наркотики, нежелание терять свободу из-за супружества и необходимости воспитания детей. Эта категория людей со временем тоже исчезает (пример условный!) (ВВ1 схемы 4).

Очевидно, оптимальная СЦ находится где-то внутри ряда, и она соответствует условиям выживания всего человечества. Численность этой группы со временем возрастает и таким образом формируется устойчивая СЦ. Следовательно, источник формирования СЦ – сам процесс выживания.

Обычно за счастье ошибочно принимают один из важных недостающих до равновесия в данное время элемент СЦ. А так как благодаря необозримому разнообразию условий прошлой и настоящей жизни у каждого в конкретный момент времени отсутствуетсвой недостающий до равновесия фактор, то счастье у каждого также оказывается своё. Но в соответствии с теорией больших чисел за миллионы лет существования человечества в его истории можно найти общую постоянную составляющую, отраженную, кстати, и в геноме человека (99,8% сходства). Следовательно, несмотря на различия, существуют и факторы счастья общие для всего человечества. Именно поэтому «все счастливые семьи похожи друг на друга».

Есть ещё одно слагаемое понятие счастья, вытекающее из особенностей психики человека. Это избирательность настройки психики на какой-либо фактор своего рода зацикленность, доминантность на каком-либо важном длительное время отсутствующем по каким-либо причинам факторе. Поэтому другие тоже отсутствующие факторы затмеваются доминантным фактором, и человек принимает за счастье процесс достижения одного фактора, не обращая внимания на другие. Хотя при слишком сильном влиянии не доминантного фактора может поменяться и доминанта, т.е. текущая СЦ.

Конечно, реальная жизнь бесконечно разнообразнее и сложнее, набор показателей СЦ намного больше, но сам принцип функционирования вышеописанных схем остается неизменным. Меняется только содержание элементов схемы.

Несомненно, нужно отдать должное наблюдательности наших предков, которые саму суть режима баланса в приведенных схемах сумели закодировать в самом названии искомого баланса. «Счастье» – это производное от «сейчасье», где час – время, т.е. счастье в этимологическом смысле означает состояние настоящего момента, момента для которого не важно прошлое и не интересно будущее. Вся полнота жизни сконцентрирована в данном моменте. Сравните: «счастливые часов не наблюдают», т.е. живут данным моментом, или: «остановись мгновение, ты прекрасно». А остановка времени – это остановка взаимодействия, прекращение изменения, а прекращение изменения – это равновесие. Т.е. в понятие «счастье» – закодировано состояние равновесия.

В соответствии с вышесказанным можно дать соответствующее определение понятия «счастье».

Счастье – это режим баланса в естественной системе управления поведением человека, определяемый как состояние подвижного равновесия между его системой ценностей и комплексом соответствующих действующих факторов окружающей среды с целью сохранения человека в условиях этой среды.

В такой формулировке понятие «счастье» (и соответствующая система поведения) является действительно универсальным, равноправным и справедливым для любого человека в любых условиях.

Понятие «счастье» в понятиях ТЗС можно выразить и аналитически. В частности, можно получить аналитическую зависимость для определения времени, в течение которого человек может ощутить себя в зоне наивысшего блаженства, зоне комфорта. В данном случае, поскольку процесс взаимодействия системы ценностей человека и соответствующих реальных условий его существования представляет собой реальный процесс, можно воспользоваться базовой зависимостью (15) [3] для общего случая определения времени реального процесса:

Следовательно, пребывание в зоне душевного комфорта можно увеличить в основном с помощью изменения (увеличения) параметров сопротивления и уменьшения разрыва между идеалами и действительностью. Последний может быть уменьшен активным изменением действительности путем решения проблем и снижением наших требований, разрушения или изменения различных психологических и психических установок. Частично tc может быть увеличено за счет расширения интервала психической устойчивости с помощью соответствующего тренинга.

Естественно, для более точного описания известных средств выражения влияющих на процесс достижения зоны комфорта факторов недостаточно, но разработка специальной терминологии, вероятно, вопрос будущего. Количественное решение задачи – это также предмет дальнейших исследований, возможно, с использованием балльной системы.

ТЗС является одним из вариантов системного подхода. ТЗС не сводится к редукционизму благодаря предельному расширению содержания понятия состояния, как способности любой среды менять свой объект. Содержание понятия состояние может обладать бесконечным объемом. И обществу и неживой природе одинаково свойственно изменяться самим и изменять свое окружение. Т.е. предельный уровень обобщения позволяет синтезировать понятийный аппарат, адекватный для исследования и описания объектов любой природы и характеристик.

ТЗС, по сути, является онтологической материализацией логики. В логике нельзя, например, менять в рамках одного рассуждения содержание используемых понятий, нельзя произвольно брать ниоткуда новые понятия или исключать их без обоснования и т.д. А, как известно, законам логики, которые в конечном итоге являются синтезом наиболее общих законов природы, подчиняются и элементарные частицы, живые организмы, общество и любые космические образования. По этой же причине ТЗС правомерен при исследовании любых объектов. Благодаря использованию ТЗС удалось построить описанную модель счастья и получить выводы, хорошо коррелирующиеся с известным теоретическим и эмпирическим материалом по проблемам счастья и здоровья [2, 3].

Вышеописанный природный генетический автоматический механизм генерации ценностей, как указателей, маяков нашего поведения, уже давно устарел и не соответствует потребностям современного быстроменяющегося мира. К чему это приводит мы все свидетели. Парадоксально, но заповеди Соломона, Иисуса Христа, Мухамата, Будды и т.д. оказались более эффективными, чем моральный кодекс строителя коммунизма в недалеком прошлом и тем более эффективными относительно отсутствия вообще какого-либо цельного, системного комплекса моральных норм, который, мы видим вокруг себя сейчас. Нужно решать эту проблему.

Итак, общая схема достижения состояния счастья может быть определена и достаточно полно описана с помощью понятий и зависимостей ТЗС при их соответствующей интерпретации с помощью общепринятых в настоящее время средств описания человека и его среды. Приведенные результаты могут способствовать не только теоретическому осмыслению проблемы, но и практическому достижению зоны обобщенного комфорта, как синониму комплекса условий достижения полного исполнения всех желаний, называемого счастьем.

И в заключение небольшое дополнение. Может быть, учитывая важность понятия счастья буквально для любого человека и выше обозначенную связь его с общими фундаментальными законами природы, уже настало время присвоить ему статус фундаментальной философско-этической категории?

Источник:
Счастье, как фундаментальная философско-этическая категория
"Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастная семья несчастна по-своему". Этой уже ставшей крылатой фразой, как известно, начинается роман Л
http://filosofia.ru/76572/

(Visited 1 times, 1 visits today)

Популярные записи:

COMMENTS