Созависимые отношения

LJ Magazine

Существуют три вида созависимых отношений — любовные, сексуальные и избегания — связанные между собой.
У них общие предпосылки возникновения:
— проблемы с самооценкой,
— неспособность любить себя,
— трудности в установлении границ между собой и другими.
Поскольку такие люди не могут установить границы своего «Я», то у них отсутствует способность к реальной оценке окружающих. Для этих людей существуют проблемы контроля — они позволяют контролировать себя или пытаются контролировать других. Характерны навязчивость в поведении, в эмоциях, тревожность, неуверенность в себе, импульсивность действий и поступков, проблемы с духовностью, трудность в выражении интимных чувств.

Любовная зависимость — это отношения с фиксацией на другом человеке. Такие отношения называют соаддиктивными, или созависимыми. Наиболее характерные созависимые отношения развиваются у любовного зависимого с избегающим зависимым. При таких отношениях на первый план выступает интенсивность эмоций и их экстремальность как в положительном, так и в от­рицательном отношении. В принципе, созависимые отношения могут возникнуть между родителем и ребенком, мужем и женой, друзьями, профессионалом и клиентом и т.д.

Созависимые отношения являются базой для историй несчастной/неразделенной любви, где люди навязчиво добиваются восстановления прежнего, доставляющего удовольствия уровня отношений с бывшим объектом любви. Дисфункциональные эмоциональные состояния, такие, как недоверие, чувства отклонения, потери себя, укоренившегося гнева, чувства неудачи, потери, и масса других отрицательных эмоций и саморазрушающих моделей поведения возникают в эмоционально раненом любовном зависимом.

Признаки зависимости избегания:
— Уход от интенсивности в отношениях со значимым для себя человеком (любовным зависимым). Избегающий зависимый проводит время в другой компании, на работе, в общении с другими людьми. Он стремится придать отношениям с любовным зависимым «тлеющий» характер. Налицо амбивалентность отношений с любовным зависимым — они важны, но он их избегает. Он не раскрывает себя в этих отношениях.
— Стремление к избеганию интимного контакта с использованием техник психологического дистанцирования. На уровне сознания у избегающего зависимого находится страх интимности. Избегающий зависимый боится, что при вступлении в интимные отношения он потеряет свободу, окажется под контролем. На подсознательном уровне — это страх покинутости. Он приводит к желанию восстановить отношения, но держать их на дистантном уровне.

Этапы процесса зависимостей:
— Период, при котором интенсивные эмоциональные переживания будут с положительным знаком. Этап знакомства зависимых: избегающий производит впечатление на любовного зависимого.
— Развитие фантазирования. Происходит связь ранее имевшихся фантазий с реальным объектом, что несет радость и чувство освобождения от неприятных ощущений жизни как неинтересной и серой. Любовный зависимый на пике фантазирования проявляет все большую требовательность к партнеру, что способствует уходу избегающего от этих отношений.
— Развитие осознания того, что в отношениях не все в порядке. На каком-то этапе приходится признать, что его покидают. Появляются явления отнятия, для которых характерны депрессия и безразличие. Начинается анализ произошедшего с целью вернуть все назад. Отношения разрушаются, но в будущем могут быть восстановлены либо с прежним, либо с другим партнером.

В отношениях между зависимыми отсутствуют здоровые разграничения, без которых невозможна интимность между партнерами, невозможно признание права на собственную жизнь. Это приводит к тому, что они обвиняют друг друга в нечестности, используют сарказм, преувеличения и оскорбления.

Вместе с тем, любовный зависимый и избегающий зависимый тянутся друг к другу вследствие «знакомых» психологических черт. Несмотря на то, что черты, привлекающие у другого, могут быть неприятными, вызывать эмоциональную боль, они привычны с детства и напоминают ситуацию переживаний детства. Возникает влечение к знакомому. Оба вида зависимых обычно не увлекаются независимыми. Они кажутся им скучными, непривлекательными; они не знают, как себя с ними вести.

Существуют факторы, способствующие влечению любовных зависимых к избегающим зависимым:
— привлекательность того, что знакомо;
— привлекательность ситуации, содержащей в себе надежду на то, что «раны детства» могут быть излечены на новом уровне;
— привлекательность возможности реализации фантазий, созданных в детстве.

Книги на тему созависимостей: (скачать)
1. Уайнхолд Берри, Уайнхолд Дженей. Освобождение от созависимости.
2. Кернберг Отто Ф. Отношения любви. Норма и патология.
3. Норвуд Р. Надо ли быть рабой любви?

Источник:
LJ Magazine
Существуют три вида созависимых отношений — любовные, сексуальные и избегания — связанные между собой. У них общие предпосылки возникновения: — проблемы с самооценкой, — неспособность любить себя, — трудности в установлении границ между собой и другими. Поскольку такие люди не могут установить…
http://psy-kladovka.livejournal.com/4122.html

LJ Magazine

В массовом сознании понятие зависимости в первую очередь ассоциируется с употреблением алкоголя и других психоактивных веществ, с бесконтрольным перееданием, с разоряющей азартной игрой. Если зависимый не останавливается, его личная и профессиональная жизнь рано или поздно оказываются разрушены, как и здоровье. Личностная, мотивационная и эмоциональная сферы необратимым образом изменяются: предмет зависимости (алкоголь, наркотики, игры) становится самым главным в жизни.

Оставим зависимых и поговорим именно о созависимом поведении. Многолетняя практика работы с парами и людьми, которые не довольны своей семейной жизнью, показывает нам одну интересную вещь.

Внешняя и внутренняя психологическая проблематика людей, живущих в паре с зависимым партнером и обращающихся к нам за помощью, ничем не отличается от проблематики, которой описывается обычная несчастливая жизнь в паре с партнером, которого почему-то нельзя покинуть. С психологической точки зрения (а, следовательно, и с точки зрения психологической работы с этими состояниями) жизнь с алкоголиком = жизнь с психопатом = жизнь с нарциссом = жизнь с шизофреником.

Проще говоря, созависимость, с нашей точки зрения, — это совокупность переживаний, поведенческих реакций и выборов, обусловливающих жизнь в паре с кем угодно, когда совместная жизнь слишком нехороша, чтобы удовлетворять, и недостаточно плоха, чтобы прекратить ее.

Ошибочно полагать, будто единственным решением проблемы созависимых отношений является их прекращение (разрыв, развод, расставание). Это может быть (а может и не быть) справедливым, когда речь идет об отношениях с химически зависимым партнером. Во всех остальных случаях речь вовсе не о том, как организовать разрыв отношений. А о том, чтобы максимально полно исследовать, что именно делает эти отношения несчастливыми для обратившегося за помощью. В противном случае за разрывом одних мучительных отношений следует краткая пауза и — возникновение новых мучительных отношений с другим партнером. В работе с созависимым поведением основной задачей является не принятие каких-либо решений, а исследование психологического рисунка (не)приятия этих решений.

Забегая вперед, скажем, что в нашем тренинговом цикле нас будет интересовать единственная главная характеристика любых зависимых и созависимых отношений: несостоятельность личных границ. Мы понимаем, что для начала разговора такого заявления недостаточно. Итак, на что похожа несостоятельность личных границ на бытовом языке? Давайте поговорим о личных психологических границах.

1. Разумеется, изначально никаких границ нет. Именно поэтому приходится непрерывно воевать за их существование. Ведь когда изначально чего-то нет, учредить и поддерживать это что-то означает труд и борьбу. Так, львиный прайд охраняет свою часть саванны, и эта работа никогда не прекращается.

3. Видите? Границ изначально нет. Их создание обусловлено дискомфортом. По мере того, как мир вокруг младенца (ребенка, подростка, человека) становится все более разнообразным, улучшается его (человека) самосознание, уточняется его представление о собственных границах, становится все более состоятельной его рефлексия. Одновременно уменьшается эгоцентризм. Он начинает понимать, что не все на свете существует для него, не все ему подчиняется, не все от него зависит, не все имеет к нему отношение. Его состояния – это всего лишь его внутренние феномены.

4. Дискомфорт – чуть ли не самое состоятельное топливо самосознания. Только благодаря дискомфорту мы догадываемся о том, что что-то больше не работает, что-то нужно поменять, что-то конечно. Дискомфорт делает возможным существование границ и установление авторства поступков, о котором в следующем пункте.

5. Атрибуция. Характер переживания личных психологических границ и степень их состоятельности тесно связаны с функцией каузальной атрибуции. Проще говоря, чем лучше человек рефлексирует собственные эмоциональные состояния, чем яснее и быстрее способен признаться себе в том, что что-то идет не так (или, наоборот, так), тем проще ему устанавливать достоверное авторство того или иного поступка (события).

Скажем, как мы узнаем о том, что существует чья-то ответственность за какое-то событие? Чья-то вина? Как мы знаем, чья она? Как решаем, кто кому и что сделал? С чего все началось? Зачем все это было? Почему все сложилось так, а не иначе? Ответы на эти вопросы необходимы нам, чтобы планировать все свои дальнейшие поступки: продолжать делать то, что удалось хорошо, сближаться с кем-то, кто нас любит и уважает, исправить или прекратить то, что вышло так себе, остановить кого-то, кто делает нечто недопустимое, уйти от этого человека подальше, если его нельзя остановить, и т.д.

Вся эта драматургия лишь кажется сложной, и вы, возможно, скажете, что взрослому человеку такие проблемы неведомы. Однако, вопрос адекватной атрибуции встает в психотерапии всякий раз, когда женщина оказывается (снова и снова!) жестоко избита партнером и не уходит от него, подвергая опасности жизнь свою и детей потому, что считает, что … она сама во всем виновата. «Не надо было просить у него денег, когда он с похмелья».

Вопрос атрибуции – это краеугольный камень в любом разговоре о деструктивных, мазохистических отношениях. Именно несостоятельность психологических границ на самом их базовом уровне «хорошо-плохо, я-не я, да-нет, буду-не буду» мешает женщине признать, что она испытывает в отношениях хроническую душевную (или физическую) боль, что ее мечты разрушены, что реальность страшнее ночного кошмара, и что она ни в чем не виновата, кроме одного: она недостаточно защищает себя и недостаточно заботится о себе. Ведь чтобы защищать себя, необходимо ясно понимать, от чего тебе плохо и как это прекратить. А чтобы заботиться о себе, нужно ясно понимать, от чего тебе хорошо, и как это организовывать. А для этого надо, прежде всего, понимать, кто что и кому тут делает.

6. Обращение Других с границами

Ключевые Другие также сильно влияют на формирование и дальнейшее переживание психологических и физических границ. Один из способов препятствовать формированию здоровых границ в детстве – элиминирование переживания здорового дискомфорта. Самый очевидный пример – задержка формирования «туалетных навыков» у детей эпохи подгузников.

Другой вариант осложнить формирование психологических границ – элиминирование здоровых переживаний, связанных с их напряжением. Таких примеров предостаточно в жизни детей родителей-психопатов, а также тех, что растут в зависимых и созависимых семьях. Так, мать, полностью подключенная к отцу-алкоголику, и воспринимающая все, происходящее с ним, как самое важное в ее жизни («успел ли выпить?», «вернется ли ночевать?», «успел ли подраться?», др.) может быть холодной, нечувствительной и жестокой к ребенку, когда он голоден, замерз, поранился. Психопатизированные или созависимые родители могут демонстрировать чудеса инфантилизма, нечувствительности и жестокости.

Например, мать сына-подростка может делегировать ему топить в унитазе котят потому, что сама она не может с этим справиться. Жена алкоголика может быть настолько озабочена своим вечно нетрезвым мужем, что оказывается совершенно равнодушна к тому, что ее муж сексуально пристает к ее дочери или даже насилует ее и ее подруг. Только кажется, что мы выдумали эти истории. Это — будни многих созависимых семей, и типичный ответ родителя, которого ребенок стремится призвать себе на помощь, такой: «Да ладно!». Это и есть обесценивание чувственного и даже физического опыта, решающим образом влияющее на дальнейшее переживание ребенком границ и обращения с ними.

7. Инцест – один из самых токсичных видов раннего травматического опыта, наряду с материнской депривацией, психически больной матерью и другими видами хронической травматизации. Инцестуозный опыт всегда строится из переживания интрузии (нарушения) границ, опыта потери родителя (с которым связан инцест) и опыта предательства второго родителя, который вел себя неоднозначно или не защищал. Иными словами, инцест всегда включает в себя переживание двойной интрузии. Один родитель делает нечто, что со мной никогда не делали, и я подозреваю, что это делать нельзя (еще хуже, если ребенок, понимая, что происходит нечто «неправильное», одновременно получает удовольствие). Но когда я рассказываю об этом второму родителю, он говорит мне: «да ладно!». Меня сводят с ума в двух направлениях.

Более скромные эпизоды элиминирования чувственных переживаний может вспомнить каждый из вас: «Тебе пора поесть/куда тебе столько?», «Оденься, ты замерз/разденься, тебе жарко», «Ты устал/не устал», «Тебе больно/не больно»… Девальвация имеющегося телесного/эмоционального переживания – чуть ли не ключевой педагогический прием на советском и постсоветстком пространстве: «Да ладно, не злись», «Нечего тут обижаться», «Хватит плакать, это не больно», «Поделись, ты что – жадина?». Понятно, что сверх-человека иначе вырастить нельзя.

8. Созависимые состояния через призму несостоятельности личных границ

Навязывание, делегирование несуществующего дискомфорта, несуществующего переживания, несуществующего импульса или игнорирование, элиминирование существующего — приводят к базовой сконфуженности ребенка (и взрослого) на уровне признания своего первичного телесного, организмического и психического опыта существующим и достойным уважения. Так, наши клиенты нередко признаются, что порой совсем не понимают, игнорируют, насколько они переутомлены или истощены, испытывают крайнюю жажду или голод, насколько встревожены, недовольны, злы, насколько напряжены от присутствия кого-то, насколько на самом деле переживают (и давно!) то или иное эмоциональное чувство или телесное состояние.

Несостоятельность в дифференцировке тех или иных телесных или эмоциональных переживаний нередко является базой пищевых нарушений, ведь те же самые ключевые взрослые, которые говорили нам «да ладно, это не больно», говорили: «доешь, не обижай бабушку» или «не плачь, на конфетку».

Вопросы, которым имеет смысл уделять особое внимание, если вас заинтересовала тема:

1. Слияние. Формирование психологической/физиологической потребности с точки зрения гештальт-терапии. Способы выхода из слияния.

2. Границы. Связь: границы/слияние/созависимость. Особенности переживания личных границ в зависимых и созависимых состояниях. Способы поддержания границ, эффективные и неэффективные. Подходящий вам способ поддержания личных границ.

3. Дискомфорт. Ваши отношения с дискомфортом физическим и психологическим. Умеете ли вы его опознавать и регулировать. Отказ, умение говорить “нет”.

4. Каузальная атрибуция. Переживание границ и дискомфорта связаны с не/умением устанавливать авторство тех или иных поступков и событий. Из-за этого вы можете переживать неадекватную вину, стыд, испытывать трудности с замозащитой.

6. Чувства. Идентификация и выражение чувств. Связь выражения чувств с самоподдержкой и профилактикой зависимых состояний.

7. Межличностная дистанция и самопредъявление в контакте. Регулировка межличностной дистанции как инструмент поддержания здоровых границ.

8. Самоподдержка. Потеря самоподдержки и способы ее восстановления.

9. Надежда и мечта vs реальность. Связь надежды с дисфункцией самоподдержки.

10. Семейная модель отношений. Чувства и потребности, границы и самоподдержка, мечта и реальность в вашей семейной истории. Собственная история vs семейная история.

Источник:
LJ Magazine
В массовом сознании понятие зависимости в первую очередь ассоциируется с употреблением алкоголя и других психоактивных веществ, с бесконтрольным перееданием, с разоряющей азартной игрой. Если зависимый не останавливается, его личная и профессиональная жизнь рано или поздно оказываются разрушены,…
http://bilet-v-zirk.livejournal.com/1553770.html

Как выйти из треугольника Карпмана? Треугольник Карпмана: описание, примеры

Как выйти из треугольника Карпмана? Треугольник Карпмана: описание, примеры

Треугольник Карпмана представляет собой модель взаимоотношений между индивидами трех различных типов. Это своего рода игра, которая отражает реальность. Автором данной теории является Стивен Карпман.

Данная модель подразумевает деление личностей на три типа: Жертва, Преследователь и Спасатель. Между первым и вторым возникает конфликт, а вот третий пытается уладить ситуацию и выручить пострадавшего. Особенностью данной модели является то, что подобное положение может сохраняться на протяжении многих лет, в той или иной мере устраивая каждую из сторон. Преследователь, как сильная личность, терроризирует окружающих, Жертва находит удовлетворение в том, что перекладывает на окружающих ответственность за свои неудачи, а вот Спасатель видит свое предназначение в том, чтобы выручать всех и каждого из сложных ситуаций.

Несмотря на то что роли в треугольнике Карпмана четко распределены, это не значит, что они все время остаются таковыми. Людям трудно постоянно придерживаться одной и той же позиции, а потому Жертва порой может превращаться в Преследователя, Спасатель в Жертву и так далее. При этом стоит отметить, что данные превращения не носят постоянного характера, а являются эпизодическими.

Если взять за правило анализировать ситуации, происходящие вокруг нас, то можно сделать вывод, что многие из них иллюстрируют треугольник Карпмана. Созависимые отношения — это своего рода синоним, или же основа данного психологического явления. Имеется ввиду ситуация, когда определенные типы личности конфликтуют, но при этом абсолютно не представляют своей жизни друг без друга.

Жертва, преследователь и Спасатель — это основные действующие лица, на взаимодействии которых основан треугольник Карпмана. Созависимые отношения между ними основаны на том, что они самореализуются за счет друг друга. Так, Жертва находит себе оправдание в нападках Преследователя, который, в свою очередь, получает удовлетворение, доминируя над нею. Спасатель же проявляет свою агрессию к Преследователю под предлогом защиты Жертвы. Это замкнутый круг (а точнее — треугольник), который не так просто разорвать. Основная трудность состоит в том, что этого не хотят сами субъекты.

Одной из ролей данной психологической модели является Жертва. Треугольник Карпмана подразумевает, что подобные личности стремятся полностью снять с себя ответственность за события, происходящие в их жизни. Кроме того, такой человек всячески пытается добиться внимания и сострадания к себе. Еще возможен вариант провокации агрессоров. Добившись своей цели, Жертва начинает манипулировать ими, требуя определенной компенсации.

Стоит отметить, что именно Жертве Карпман отводит ключевое значение в своем треугольнике. Это объясняется тем, что данный персонаж достаточно быстро может превратиться в Преследователя или Спасателя. При этом Жертва принципиально не меняет своих убеждений, все также стремясь избежать любой ответственности за свои действия.

Стоит отметить, что в некоторых ситуациях только из персонажей данного типа состоит треугольник Карпмана. Выйти из Жертвы можно только путем изменения эмоционального фона. Она должна почувствовать возможность привнесения в свою жизнь перемен, а также осознать тот факт, что они невозможны без принятия на себя ответственности.

Преследователь по своей натуре стремится к лидерству и доминированию над окружающими. Он пытается манипулировать Жертвой, полностью оправдывая данные действия в своем сознании. Вполне естественно, что объект нападок начинает всячески сопротивляться. Подавляя этот протест, Преследователь самоутверждается и получает моральное удовлетворение. Таким образом, можно судить о том, что угнетение окружающих — это его базовая потребность.

Еще одной особенностью роли Преследователя можно считать то, что его действия не являются беспочвенными. Внутри себя он находит им полное оправдание и объяснение. Отсутствие таковых может полностью разрушить его убеждения. Тем не менее, если Преследователь встречает со стороны Жертвы сопротивление, то это является дополнительным стимулом для поддержания своей линии поведения.

Спасатель — это достаточно сложная фигура с психологической точки зрения. В нем присутствует стремление к проявлению агрессии, которое он упорно в себе подавляет. В силу тех или иных причин, данная личность не может перейти в статус Преследователя, а потому ему приходится искать другое применение своим неиспользованным ресурсам. Он находит свое предназначение в защите Жертвы.

Стоит отметить, что конечная цель Спасателя вовсе не состоит в том, чтобы вывести Жертву из «бедственного» положения. В этом случае он рискует потерять пути своей самореализации. А заключается она в том, что Спасатель проявляет скрытую агрессию в отношении Преследователя под предлогом защиты Жертвы. Из этого можно сделать вывод, что ему не выгоден выход последней из треугольника.

Мы постоянно попадаем в те или иные жизненные ситуации, а иногда и сами их создаем. Найти выход из треугольника Карпмана иногда оказывается непростой задачей. Чем дольше мы подвергаемся воздействию окружающих, тем глубже мы погрязаем в их сценариях и интригах. Если вы ощущаете психологический дискомфорт, то вам просто необходимо положить конец своему участию в данном треугольнике.

Первым шагом к разрешению проблемы будет признание того, что данная ситуация может быть описана как треугольник Карпмана. Как выйти из этой зависимости, во многом определяется исполняемой ролью. Определить ее не так просто, ведь порой можно сделать неприятные для себя выводы. Тем не менее для решения проблемы вам нужно будет объективно рассмотреть свое поведение, чтобы определить, кем вы являетесь — Жертвой, Преследователем или Спасателем.

Данная фигура является одной из самых сложных и ключевых в такой модели, как треугольник Карпмана. Как выйти из роли Жертвы? Достаточно сложно, но можно облегчить задачу, следуя некоторым рекомендациям:

  • следует постепенно начинать предпринимать самостоятельные шаги по улучшению своей жизни;
  • важно перестать перекладывать ответственность за свои проблемы и неприятности на окружающих;
  • уясните, что за каждую оказанную вам услугу придется в той или иной степени заплатить;
  • избавьтесь от привычки оправдываться — вы имеете полное право послупать по своему усмотрению;
  • если в вашей жизни появился Спасатель, постарайтесь извлечь пользу от общения с ним, не пытаясь столкнуть его с Преследователем.

Спасателю покинуть треугольник Карпмана помогут следующие действия:

  • если не поступило просьбы о помощи, то ни в коем случае не вмешивайтесь в чужие отношения;
  • не считайте себя умнее других;
  • перед тем как давать кому-либо обещания, убедитесь на 100 %, что вы в состоянии их выполнить;
  • если вы сами вызываетесь помочь, то не стоит рассчитывать на благодарность;
  • если вы оказываете помощь с целью получить выгоду или же ответную услугу, не стесняйтесь об этом говорить;
  • найдите путь самореализации, который не подразумевает вмешательства в чужие проблемы;
  • если вы чувствуете свое призвание в оказании помощи окружающим, то делайте это там, где это на самом деле нужно.

Если треугольник Карпмана стал для Преследователя нежелательной ситуацией, то ему стоит начать работу над собой по следующим направлениям:

  • прежде чем проявлять агрессию по отношению к окружающим, вы должны четко убедиться в том, что она не беспочвенна, а является результатом чьего-то непотребного поведения;
  • вы должны осознать, что вам свойственно ошибаться точно так же, как и остальным людям;
  • ищите причину своих проблем и неудач в своем поведении, а не в окружающих вас личностях;
  • уясните тот факт, что, подобно тому, как вы не считаете нужным считаться с альтернативным мнением, другие люди также вовсе не обязаны принимать вашу точку зрения;
  • найдите для себя иные способы самореализации, кроме как угнетать окружающих и доминировать над ними;
  • добивайтесь своей выгоды путем мотивирования людей, а не путем давления на них.

В обычной жизни встречается достаточно много ситуаций, которые могут проиллюстрировать треугольник Карпмана. Так, самый распространенный пример — это взаимоотношения жены, мужа и свекрови. Первая, естественно, выступает в роли Жертвы, которую постоянно терроризирует Преследователь (нетрудно догадаться, что это мать супруга). Муж в данной игре выступает Спасателем, который пытается наладить взаимоотношения между членами своей семьи. В процессе разрешения или же обострения конфликта его участники могут менять позиции, переходя на другие роли.

Еще одним примером треугольника Карпмана может послужить воспитание ребенка в семье. Родитель-Преследователь является приверженцем строгости, а родитель-Спасатель жалеет и балует своего малыша. Ребенок в данном случае занимает позицию Жертвы. Не желая следовать строгим правилам, он стравливает Преследователя и Спасателя. Решив таким образом свою проблему, он уходит в тень, а конфликт между родителями продолжает развиваться.

Большинство ситуаций, происходящих в нашей жизни, могут попасть под описание теории треугольника Карпмана. Как бы мы не старались, ни у кого не получиться избежать того, чтобы занять роль Жертвы, Преследователя или Агрессора в той или иной ситуации. Тем не менее игра может затянуться, что чревато серьезными проблемами психологического и практического плана. Тогда наступает момент для того, чтобы выйти из данной модели.

Выйти из треугольника Карпмана возможно только в том случае, если вы четко осознаете свою роль в данной игре. Сделать это не так просто, ведь трезво оценить ситуацию и признать свои пороки дано не каждому. Если же вы смогли четко оценить свою роль, то остается лишь следовать соответствующим рекомендациям.

Чтобы покинуть треугольник Карпмана, Жертва должна научиться принимать на себя ответственность за собственные неудачи. Что касается Преследователя, то ему стоит найти другой источник самовыражения, помимо немотивированной агрессии и унижения достоинства окружающих. Спасатель же должен осознать, что он не всегда может быть прав, а потому не нужно спешить на помощь, если не последовало соответствующей просьбы.

Источник:
Как выйти из треугольника Карпмана? Треугольник Карпмана: описание, примеры
Треугольник Карпмана представляет собой модель взаимодействия между людьми разных психологических типов.
http://fb.ru/article/239063/kak-vyiyti-iz-treugolnika-karpmana-treugolnik-karpmana-opisanie-primeryi

Признаки созависимых отношений

Близкие отношения с партнером — это замечательно, особенно если вы часто проводите время вместе, занимаясь чем-то интересным для вас обоих, и ваши ценности и жизненные цели совпадают. Но отношения могут быть и слишком близкими — настолько, что в долгосрочной перспективе это может причинить вам вред и поставить под сомнение совместное будущее.

Такие отношения называют созависимыми. Это означает, что вы слишком поглощены своим партнером — ваша самооценка зависит от его одобрения, а его эмоции и действия всегда всегда важнее ваших.

Созависимость — это «нездоровая, неадекватная или опасная потребность в другом человеке, — говорит автор книги «Радикальное принятие: секрет счастливой и долговечной любви» Андреа Миллер, — я бы сказала, что в таких отношениях преобладает страх и нужда вместо любви и изобилия».

Желать поддержки партнера и уверенности в том, что ваши отношения — уникальные и особенные — это нормально. Но созависимые люди прямо-таки нуждаются в постоянном одобрении партнера. Такие отношения могут быть устроены по-разному — иногда оба партнера страдают неадекватно сильной привязанностью друг к другу, а в каких-то случаях лишь один из партнеров зависит от другого, второй же может даже наслаждаться своей властью и контролем.

Если у вас есть подозрения, что именно вы — зависимый партнер, приведенный ниже список поможет вам выяснить, так ли это на самом деле. А если упомянутые ниже признаки относятся к вашему партнеру, возможно, он или она является зависимым.

Если вы ощущаете потребность вовлекать партнера во все без исключения аспекты вашей жизни — спрашиваете у него разрешения, чтобы встречаться с друзьями, или чтобы принять предложение о повышении в должности, — это может означать, что вы находитесь в созависимых отношениях.

«Конечно, стоит прислушиваться к мнению партнера, но если вы не можете принять вообще ни одного решения без его одобрения, возможно, вы слишком от него зависите», — говорит психиатр из Нью-Йорка Гейл Зальц.

Долговременные отношения требуют время от времени идти на компромиссы. Но если вам страшно принимать решения, не спросив мнения партнера, это может означать, что вы не доверяете самому себе. Поэтому вы и выбираете не то, что вам кажется правильным, а то, чего захочет ваш партнер.

Если вы чаще всего соглашаетесь со своим партнером по любым вопросам — от политики до меню на ужин, это может означать, что вы хорошо подходите друг другу. Но согласие в 100% случаев может быть признаком зависимости, говорит Гейл Зальц.

Это означает, что «у вас нет собственного мнения и собственной идентичности, — объясняет она. — Эмоционально зрелый и здоровый человек, ощущающий любовь и доверие, не побоится высказать свое мнение, даже если оно не совпадает с позицией партнера».

А вот зависимый человек скорее промолчит, боясь, что его несогласие может спровоцировать ссору, которая поставит под угрозу будущее отношений.

Споров и разногласий не следует бояться: в здоровых отношениях партнеры прекрасно знают, что у них не может быть единого мнения по всем возможным вопросам.

Интересы партнера для вас всегда важнее ваших собственных

Те из нас, кто склонен угождать другим, для кого нужды и потребности партнера важнее собственных, особенно предрасположены к созависимости.

Такие люди «постоянно решают чужие проблемы и обладают нездоровой склонностью к чрезмерной заботе о других», — объясняет Андреа Миллер. Подобная форма созависимости — избыточная забота — встречается не только в любовных отношениях.

Миллер приводит пример отношений матери с дочерью: «Одна женщина рассказывала мне, как она каждый вечер задавала своей взрослой дочери, которая жила с ней, миллион вопросов вроде «Можно тебе ужин приготовить?». Дочь же всячески пыталась отстраниться, буквально задыхаясь от назойливой заботы».

Конечно, мать пыталась проявить заботу и сделать дочери приятное из самых лучших побуждений, но в результате она лишь наносила вред их отношениям, поскольку не доверяла ни себе, ни дочери право принятия самостоятельных решений.

Созависимость в любовных отношениях проявляется по такому же шаблону.

У каждого из нас есть определенные границы зоны комфорта, выходить за которые неприятно. Если вы замечаете, что регулярно нарушаете эти границы ради партнера, это может означать, что вы созависимы.

К примеру, вы придерживаетесь правила никогда не давать в долг больше 50$. Но когда ваш партнер попросил одолжить ему более крупную сумму, при этом не назвав никакой серьезной причины, вы сдаетесь и соглашаетесь. И убеждаете себя, что делаете это из любви.

«Вы поступаетесь своими принципами — словно начинаете забывать, кто вы и что для вас приемлемо», — говорит клинический психолог из Нью-Йорка Хлоя Кармайкл.

В вашей жизни большую роль играют увлечения партнера, которые вы не разделяете

Проявляя интерес к увлечениям нашего партнера, мы показываем, что готовы пробовать что-то новое для себя, чтобы проводить больше времени вместе. Но мы не обязаны любить все, что нравится партнеру. В тех парах, где партнеры поддерживают близкие, но в то же время здоровые отношения, они дают друг другу возможность заниматься своими хобби отдельно друг от друга.

Если вы замечаете, что хобби и увлечения партнера начинают вас затягивать, несмотря на то, что они вам не интересны, стоит задуматься: откуда возникает потребность сопровождать его на каждый футбольный матч или концерт тяжелой музыки?

«Если эти занятия никак не соответствуют вашим личным предпочтениям, спросите себя: с этим человеком вы действительно ощущаете себя желанной? Ощущаете ли вы спокойствие и безопасность?» — советует Хлоя Кармайкл.

Чаще всего готовность отказаться от своих интересов и ценностей ради любви партнера — это явный признак неуверенности.

«Созависимые партнеры обычно страдают от низкой самооценки. Из-за этого они ощущают угрозу конкуренции со стороны людей, с которыми поддерживает отношения их партнер, даже если это близкие друзья или родственники», — объясняет Миллер.

В результате у них в глубине души накапливается ревность и недовольство. Обычно они не демонстрируют эти чувства партнеру, чтобы не ставить отношения под угрозу.

«Они думают: если у него есть какие-то отношения с другими, я уже не настолько нужна», — говорит Миллер. Это часто приводит к пассивно-агрессивному поведению.

В здоровых отношениях партнеры иногда могут ощущать зависть, глядя на близкие отношения их любимого человека с другом или родственником. Но они никогда не позволяют этой зависти разрушать пару. Если они высказывают свои возражения, то делают это безо всякой озлобленности и обвинений.

В наше время электронная почта и сообщения в мессенджерах стали обычными формами общения. Но если вы посылаете подобные сообщения партнеру слишком часто, это может свидетельствовать о созависимости.

«Конечно, если случится что-то плохое, вы хотели бы сразу об этом узнать, но постоянные текстовые сообщения в адрес партнера могут быть признаком недостатка доверия», — говорит Миллер.

Вполне нормально обменяться сообщениями несколько раз в день. Но если вы посылаете одно сообщение за другим, когда ваш партнер общается с друзьями, и начинаете злиться и тревожиться, когда не получаете ответа, это может означать, что ваши отношения стоят на шатком фундаменте.

Партнеры, не страдающие созависимостью, дают друг другу свободу и не ощущают угрозы, когда партнер проводит время с кем-то другим.

Вы назойливо требуете, чтобы партнер изменился ради вас

Согласие с партнером по всем вопросам — один из признаков созависимости. Но постоянные назойливые требования и жалобы по поводу того, что ваш партнер делает или не делает, также могут быть свидетельством созависимости.

«Эмоционально зрелый человек способен сказать себе, что он выбрал именно этого партнера — таким, какой он есть. И не быть назойливым, упрашивая партнера измениться, но в то же время и не быть «тряпкой», не способной за себя постоять», — говорит Миллер.

В здоровых отношениях с разумными личными границами вы всегда можете высказать свои мысли или поделиться своими переживаниями. Но нельзя ожидать от партнера, что он перестанет быть самим собой.

Если вас не устраивает его истинная сущность, стоит переосмыслить ваши отношения и их перспективы, а не ждать, что другой человек изменится ради вас.

Это слово каждый понимает по-своему. Одни считают, что это естественное состояние любящих людей, другие — что это нездоровое и разрушительное качество. Психотерапевт Шерон Мартин разбирает распространенные мифы, прочно связанные с этим понятием.

Начну с главного: мне решительно непонятно, как человек может скучать наедине с собой. Более того — такие люди вызывают у меня живой интерес и… небольшое раздражение. В том, что стоит за неспособностью находиться в одиночестве, пробуем разобраться вместе с психологом Ариной Липкиной.

Источник:
Признаки созависимых отношений
Близкие отношения с партнером — это замечательно, особенно если вы часто проводите время вместе, занимаясь чем-то интересным для вас обоих, и ваши ценности и жизненные цели совпадают. Но отношения могут быть и слишком близкими — настолько, что в долг
http://www.psychologies.ru/articles/priznaki-sozavisimyih-otnosheniy/

COMMENTS